7 сентября 2022

Всего два активных независимых кандидата участвуют в петербургских довыборах. Мундеп Виталий Боварь объясняет, почему даже это вселяет надежду

Довыборы в 17 муниципалитетах Петербурга пройдут 11 сентября. Большинству независимых кандидатов Горизбирком отказал в регистрации. Известно лишь о двух ведущих активную кампанию независимых кандидатах: по одному в Ломоносове и Пушкине. Пацифистские агитматериалы кандидата из Пушкина Александра Маханькова проверяют на экстремизм.

Независимых кандидатов готовил к довыборам депутат МО «Владимирский округ» Виталий Боварь. Он рассказал «Бумаге», чего ждать от дня выборов, как избирательная комиссия объясняла отказы большинству участников его команды и почему даже при нынешнем давлении в Петербурге остаются активные оппозиционные политики.

Виталий Боварь

депутат МО «Владимирский округ»

— Какая ситуация с кандидатами за пять дней до довыборов? Кто из независимых прошел?

— Я помогал выдвинуться 11 кандидатам. Из них зарегистрирован только один — Игорь Шлыков в Ломоносове. [С другими] мы обжаловали нерегистрации, ходили в Горизбирком, в суды. Из-за этого мы с зарегистрированным кандидатом решили дальше работать отдельно друг от друга, потому что незачем ему сидеть, ждать, пока мы отбиваем кого-то в судах, раз он уже может агитировать.

Из независимых зарегистрированных кандидатов я знаю только двух: Шлыкова в Ломоносове и Александра Маханькова в Пушкине. «Яблоко» [официально] никого не выдвинуло, но он «яблочник». Смог зарегистрироваться как самовыдвиженец, а агитация у него с «яблочной» символикой, и сам он подчеркивает, что член партии. У него агитация «за мир» — для избирателя очевидно, за какие ценности выступает.

— Два независимых кандидата на весь город?

— Насколько я знаю, да. Возможно, есть какие-то никому не известные самовыдвиженцы, которые сами смогли зарегистрироваться, или от «Справедливой России» кто-то пробрался.

— К вам обращались кандидаты, которые шли от партий?

— Только самовыдвиженцы. Я до последнего надеялся, что получится с «Яблоком» в коллаборацию вступить, но, к сожалению, по внутренним причинам «Яблоко» не смогло никого выдвинуть.

— В 2019 году было много самовыдвиженцев, которые только на бумаге самовыдвиженцы, а на самом деле были аффилированы с «Единой Россией». Сейчас похожая история?

— Нет, по моим наблюдениям, не похожая. Не знаю, с чем это связано, — может, партийная дисциплина усилилась. Это [выдвижение своих кандидатов в качестве самовыдвиженцев] роняет имидж «Единой России». Насколько я могу судить, «Единая Россия» сейчас идет под партийным брендом.

— Я посмотрел списки зарегистрированных кандидатов: большинство зарегистрированных самовыдвиженцев — это бюджетники (сотрудники поликлиник, библиотек, школ, детсадов). Это может быть технологией для оттягивания голосов в пользу «Единой России»?

— Вполне возможно, что есть традиционный «спойлеризм». Политтехнологические схемы остались старые. Могут делать «по инерции».

— По поводу отказов в регистрации — правильно понимаю, что нет шансов обжаловать их до выборов?

— Думаю, да, никаких шансов нет. Мы прошли все инстанции до городского суда. Обсудили с кандидатами и решили, что дальше не пойдем, потому что остается мало времени на агитацию. Ну и в принципе ситуация фрустрирующая — кандидаты посмотрели, как суды воспринимают наши аргументы.

— Были объективные ошибки со стороны кандидатов при подаче документов — или это политическая история?

— Сейчас избирательная система очень сложная — особенно для самовыдвиженцев. Сложно зарегистрироваться, много правил, много чего нужно сделать. Мы как команда не считаем, что те ошибки и помарки в документах, которые были у ребят, являются теми ошибками, которые должны приводить к нерегистрации кандидатов — по духу закона. Они не ведут к искажению волеизъявления избирателей, которые ставят подписи за кандидатов. Да и по букве закона большинство снятий, на мой взгляд и взгляд нашего юриста, не оправданы. Действительно, какие-то вещи можно было сделать лучше, но ввиду сжатого времени мы совершили ошибки.

— Приведите пример.

— Одна из самых частотных — проблема с оплатой подписных листов. По избирательному закону подписные листы должны печататься за счет средств избирательного фонда. И нужно доказать избирательной комиссии, что твои листы были за счет этих средств напечатаны.

Мы нашли типографию, договорились с ней, что она за символические 100−200 рублей распечатает подписные листы, и кандидаты всё сделают по правилам. Но из-за того, что времени уже было достаточно мало, возникла путаница с датами в документах. По идее, договор, счет-фактуру, акт приема-передачи работ — их не надо было нести. Однако в ряде избиркомов наших кандидатов ввели в заблуждение и сказали, что не примут у них документы, если они не принесут полный комплект документации своих отношений с типографией.

Кандидаты их понесли — и началась путаница с датами. Потому что «платежка», подтверждающая факт оплаты с избирательного счета, одним числом, договор другим… Но мне кажется, что это смехотворно — [отказывать] из-за счета на 100 рублей на печать подписных листов.

— Чего ждете от дня выборов? Будет скандально или спокойно?

— Думаю, пройдет тихо. Городская избирательная система сделала много для того, чтобы было «как по маслу». Единственное, будет невероятно низкая явка. Может, 6 %. Придут только бюджетники. Может, в округах, где есть независимые кандидаты, Пушкине и Ломоносове, им удастся привести своего избирателя на участки — наверное, там будет чуть поживее.

Плюс люди демотивированы. Сложно убедить людей, что надо идти наблюдать. Я понимаю: когда ты идешь наблюдать, как три административных кандидата разыгрывают конкуренцию… Сейчас не работает аргумент, что вы лучше узнаете избирательную систему.

— Много петербургских политиков покинули Россию. Вы поработали с кандидатами, которые, несмотря на всё давление, решили участвовать в выборах. Какое у вас впечатление о ситуации с оппозиционной власти политикой в Петербурге? Какая у людей мотивация участвовать в городской политике?

— Те, с кем я общался, — это классные люди. Они большие молодцы, что решились на это всё. Мне бы хотелось, чтобы они остались в петербургской политике, чтобы их мнения получали репрезентацию в публичной сфере.

Мне кажется, что вы спрашиваете про надежду — есть ли она у петербургской политики в 2022 году. Я думаю, что есть. Я вижу большой общественный запрос на независимую политику. Вижу, что есть люди, которые готовы с этим запросом работать.

То, что появилось 11 кандидатов вот так вот, ни с фига… Ведь в 2019 году было известно за год о кампании, я начал за полгода до объявления выборов ходить на встречи в «Яблоко», узнавать про муниципалитеты, как участвовать в выборах. Сейчас ничего этого не было. Но 11 человек решились идти — и идти именно под антивоенными слоганами, то есть тут двойная опасность.

Это дает надежду и находит отклик в сердцах избирателей. У ребят получилось собрать подписи. Они обычно не говорили «я против войны, подпишись за меня», но говорили, например, что против «Единой России» и ее политики. Люди активно подписывались в таком случае.

Мне кажется, что в 2022 году есть большой смысл участвовать в политической жизни. Как только в какой-то сфере становится меньше людей — меньше наблюдателей, меньше градозащитников, — в ту же минуту в эту сферу начинает просачиваться хтонь. Потому что власти понимают, что люди фрустрированы и сейчас самое время продавливать весь тот бесчеловечный бред, который давно жил в их головах.

С избирательной системой то же самое — почему они всех поснимали, почему чувствуют себя абсолютно свободно, объявляя довыборы за 20 дней до [истечения] срока подачи документов — да потому что понимают, что все поразъезжались, многим пофиг. Поэтому надо бороться. Смысл есть всегда. Сейчас он тоже есть, потому что в Петербурге осталось большое количество людей, которое не согласно с происходящим. Им нужно представительство, нужна помощь, нужна консолидация.

— Вы говорите, есть смысл участвовать в политике. А есть смысл участвовать в ней как избирателю в этих довыборах? Для тех, кто не хочет поддерживать власть.

— Всегда можно проголосовать против «Единой России». Даже в округах, где никого не допустили, можно проголосовать за «технического» самовыдвиженца, чтобы пощекотать нервы административным кандидатам. Есть Пушкин и Ломоносов, где обязательно нужно сходить и поддержать ребят своим голосом.

Что еще почитать:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Источники «Изнанки», «Верстки» и «Вот так» сообщили о возможном закрытии границ для военнообязанных в конце сентября. Этому можно верить?
Депутаты Госдумы предложили платить мобилизованным по 300 тысяч рублей и предоставить им льготы
Сегодня в Петербурге и других городах страны вновь пройдут акции протеста против мобилизации
Кто освобожден от мобилизации по закону и по заявлениям Минобороны
«Вопросы доходили до номера военной части». Как в Пулкове проверяют вылетающих россиян
Визовые ограничения
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Финляндия пока не меняет политику выдачи виз россиянам. МИД страны не планирует вводить запрет на въезд
Давление на свободу слова
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
Фигуранту антивоенного дела Егору Скороходову запросили 5 лет лишения свободы
Роскомнадзор заблокировал зеркало «Бумаги» ktozabanittotloh
«Произошел хлопок в доме, возможен отрицательный рост жильцов». Как россияне реагируют на новояз и цензуру. Интервью с Александрой Архиповой
Пугачева попросила Минюст признать ее «иноагентом» — из солидарности с Максимом Галкиным
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
Как изменились цены на авиабилеты из Петербурга в другие города России за год? Отвечают аналитики Aviasales
Открытие кофеен Stars Coffee в Петербурге: что рассказали Тимати и Пинский и как на замену Starbucks реагируют посетители
На месте петербургских кофеен Starbucks открыли новые заведения — Stars Coffee от ресторатора Антона Пинского и рэпера Тимати
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.